1d9c84a9 Или Кораллов резиновая обувь для пляжа. |     

Львова Марина - Училка



Марина ЛЬВОВА
УЧИЛКА
Кто не знает этих учительниц, училок, педагогинь, которые, кажется, всю свою жизнь отдают другим и не думают о собственном счастье? А оно близко, возможно, радостно! И мир преображается, и расцветает женщина...
1
Телефонный звонок раздался, когда Настя была в магазине. Вернувшись домой с двумя сумками, битком набитыми продуктами, она с трудом открыла ключом дверь и осторожно вошла в коридор.

У Калерии Андреевны весь день болела голова, и Настя надеялась, что ей все-таки удалось задремать после обеда. Скинув туфли, Настя на цыпочках прошла на кухню и стала укладывать продукты в холодильник. Она вздрогнула от неожиданности, услышав за спиной недовольный голос матери:
— Ты опять ходишь босиком в квартире.
— Мне так удобно.
— Можно подумать, что тебе нечего надеть на ноги.
— Мама, пол я сегодня мыла. А как твоя голова? Полегче стало?
— Не перебивай меня, пожалуйста! Звонила Галина, ей от тебя опять что-то надо.
— Она не сказала что?
— Разве ты не знаешь, она не удостаивает меня разговором в последние годы.
— Мама, ну зачем ты так? Галка к тебе прекрасно относится, просто не хочет, чтобы...
— Чтобы я с ней разговаривала.
— Мама, но с момента рождения Кирилла ты с ней не хотела разговаривать. А Кирилл тебе, как-никак, двоюродным внуком приходится.
— Как хорошо, что Вера не дожила до этого дня!
— Мама!
Калерия Андреевна повернулась и, высоко подняв голову, вышла из кухни. Настя вздохнула, вернулась в коридор, надела на ноги цветастые тапочки и положила под вешалку пустые сумки. Сколько раз Настя давала себе слово не спорить с матерью по мелочам.

Все равно Калерия Андреевна оказывалась права, споры вызывали у нее раздражение и приводили к нескончаемым головным болям.
— Не забудь позвонить Галине, пусть она не думает, что я тебе не передала.
— Просто я не хотела тебя беспокоить, у тебя же болит голова.
Мать фыркнула и пожала плечами, как бы говоря: “Я все равно страдаю”. Настя проводила ее взглядом и, чуть улыбнувшись, подумала про себя, что матери явно стало легче и теперь она просто томится от скуки.

Конечно, звонок Галки ее заинтриговал, но гордость не позволила поговорить с двоюродной сестрой дольше. Тетя Вера, мать Галины, умерла давно, Галка и Настя в тот год заканчивали школу. Галя переехала жить к ним, девочки очень сблизились, Настя помогала своей сестре в учебе.

Ей, дочке потомственной учительницы, школа давалась легко. Глядя на Настю, и Галина решила поступать в педагогический институт. Настя себе иного пути в жизни даже и не представляла, а Галине было все равно: особых увлечений у нее не было.

Учеба ее не привлекала, но под невольным влиянием двоюродной сестры Галя, к своему великому удивлению, легко сдала вступительные экзамены.
Проблемы у Калерии Андреевны возникли спустя три года, когда она узнала, что ее племянница в положении. С помощью Насти Гале до рождения малыша удалось закончить третий курс, оставшиеся два были окончены с большим трудом, но заветный синий диплом занял-таки свое почетное место в ящике шкафа, где хранились документы, вместе с паспортом и свидетельством о рождении Кирилла Павловича Юдина.
Настя сняла трубку, мысленно заклиная, чтобы телефон был свободен: Галка была известной любительницей поболтать с подругами. Но на этот раз удача сопутствовала Насте, и Галка сняла трубку уже после второго звонка.
— Настя, ты? Слушай, завтра едем к Ирке на дачу.
— Постой, с чего это вдруг? Так неожиданно. А потом я занята завтра.
— Не говори ерунды. Нет у тебя таких дел, которые



Назад