1d9c84a9     

Ляшко Н - Нарная Чертовщина



Н.Ляшко
НАРНАЯ ЧЕРТОВЩИНА
Острожная сказка
I
"Мы не умираем".
Прогнила, облупилась тюрьма и стлла разваливаться.
Новую тюрьму начальство, с благословения царя, надумало ставить за
городом, под лесом, чтоб глаз не колола.
И поставило-трехъэтажную, белую. Стена-ого, не убежишь! На зеленой
крыше золотая луковйа и крест, - не тюрьма-монастырь.
Перегнали в нее из старой тюрьмы арестантов, и затенькад острожный
колокол повестки, поверки и прочее.
Птицы шарахнулись с опушки в гущеру. Лешие ватагой вышли на звон,
судили, рядили-лесной ум верткий, с ветки на кустик перепархивает: сразу
не удумать, что люди сделали, а не знать срамно: ведь вот она, тюрьма-то,
под боком"
Надо было во все вникнуть, а итти в тюрьму охотников, среди леших не
было. Один говорит:
- Чего там узнавать, и так видно.
Другой:
- Я и пошел бы, да близко к огородам, мещан боюсь Третий:
- Ну ее, ребята, тюрьму-то, одна стена эва какая!..
Скушно.
Некали, отмахивались, а домовой из лесничества и говорит:
- Давайте капаться.
Связали лешие сосновые корни и ну лапу к лапе тискать. Меряли, меряли,
и достался край лешему, что мещан боялся. Опечалился он, а делать нечего,
- пошел. На огородах обернулся в мещанина и пополз к тюрьме. Все хорошо
шло у него, только забыл он оглянуться: ползет, а хвост дыру в портках
прорвал и волочится сзади. Добрался он до тюрьмы, глянул на стену, -
высока, не перепрыгнешь. Птицей перемахнуть бы, да боязно: старая лешиха
наворожила ему, что птицей сгинет он. Стал он раздумывать, в загривке
скрести, а из-за угла вышел часовой да хвать его за шиворот:
- Ты чего тут? Подкоп делаешь? - и ну драться.
Леший дал ему сдачи, да заметил свой хвост, ширнул па огороды,
обернулся там в собаку и назад.
- Я ж тебя подкую, - урчит, - крупа несчастная!..
Подобрал живот и к воротам. В тюрьму дрова везли, ворота настежь.
Часовой увидел собаку, деревню вспомнил и протягивает руку:
- Собачка, ц-ц-ц...
Леший глаза под лоб закатил, хвостом заюлил. Часовой на корточки стал
перед ним, руку расшерепил, а леший-ав! - и всю пятерню его в пасть
да-хрусь! - да под телеги и в тюрьму. Подворотний надзиратель носком его,
он-за ногу и ну рычать. Подворотний в будку: бешеная, мол, собака.
А на соседнем дворе прогулка шла. Три арестанта увидали, что
подворотний надзиратель испугался, перемигнулись да к телегам-и шорк на
волю. Часовой руку завязывал, арестанты в глаза ему песку-плюх! Упал тот
наземь, обхватил двух арестантов за ноги и орет. Тут воля, а он не
пускает. Третий арестант вырвал у него винтовку да прикладом по голове
его-бац! К ним подворотник, они и его-бац! И пошла завируха: свистки,
звонки, топот, крик, визг, выстрелы, - все чин по чину.
А леший котом взобрался на тюремную крышу, сел там, водит усами-ну-ну,
вот так дела! - и косится на все.
А как скрылись беглые арестанты в лесу, подошел к краю крыши и поводил
носом, - снизу тянуло чем-то теплым, кислым. Полез леший с крыши по трубе,
с трубы на карниз, по карнизу на подоконник, стал на решетку и заглянул в
камеру. Арестанты ложками черпали что-то из медной чашки и про убежавших
говорили.
Ухмыльнулся леший да:
- Мя-ау-у.
Арестанты диву дались и к нему:
- А-а, Васька! Здорово! Откуда ты? Айда щи хлебать!
Кис-кис!
Прыгнул к ним леший, хвост трубой поднял и ну мурлыкать. Арестанты
пустили его на нары, один ложку со щами поднес:
- Ешь, кисанька.
Понюхал леший - кислое - и головой мотнул.
- Не по душе? Ну ржаной ешь, на...
Подзапраиился леший хлебом, а сам все на щи



Назад