1d9c84a9     

Ляпунов Б & Войскунский Е & Лукодьянов И - И Увидел Остальное



Б. ЛЯПУНОВ E.ВОЙСКУНСКИЙ И.ЛУКОДЬЯНОВ
И увидел остальное
И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет.
И гад морских подводный ход, И дольней лозы прозябанье.
А. Пушкин,
Юпитер бушевал. Отсюда, с каменистой Но, было видно, как по его
гигантскому диску, закрывавшему полнеба, ходили бурые смерчи. Казалось,
гигант пульсировал, то опасно приближаясь, то удаляясь. Казалось, его
беспокойная атмосфера вот-вот сорвется, не выдержав чудовищной скорости
вращения, и накроет дымным одеялом маленькую Ио, космотанкер "Апшерон" и
его экипаж.
Штурман Новиков зябко поежился. Не раз приходилось ему видеть это
зрелище в учебных фильмах, но одно делоучебный фильм, другое - оказаться
лицом к лицу с чужой, разнузданной стихией.
- Ух ты, - сказал он напряженно-бодрым голосом.-Разыгрался Юпик. Это
он всегда так, Радий Петрович?
- Нормально,- ответил командир танкера, голос его перебивался
разрядами. - На экваторе турбулентно, на шапках- поспокойнее. Для Юпитера
погода - балов на пять. Только не надо про него так... фамильярно. Планета
серьезная.
Новиков прыжком приблизился к башенке автоматической станции, поднял
крышку, посмотрел на ползущие по экрану зеленые зигзаги.
- Напряженность Ю-поля у красной черты, - сказал он.
Володя Заостровцев, бортинженер, быстро взглянул на Новикова, но
промолчал. Сегодня с утра он и двух слов не вымолвил.
Нижний край Юпитера был обгрызен острозубчатым горизонтом Ио. Именно
оттуда должен был появиться контейнерный поезд, и все трое не сводили с
горизонта глаз.
Командир танкера поднял руку к шлему, словно намереваясь почесать
затылок.
- Здесь-то что, - сказал он. - Четыреста мегаметров до него.
Санаторий. А побывали бы вы на Пятом - вот там сейчас неуютно.
- Ну да, там ведь вдвое ближе, - отозвался Новиков. - А вы были на
Пятом?
- Бывал. С одним планетологом. Мы тут на всех спутниках ставили первые
автостанции.
Володя Заостровцев пнул носком утяжеленного башмакаледяную глыбу,
сказал: - Радий Петрович... Улетать надо отсюда...
- Это почему же?
- Не знаю. Только чувствую - надо поскорее уходить.
- А контейнеры? - возразил Новиков. - С чего это ты расчувствовался?
Боишься, так сидел бы дома...
- Так вот, - продолжал командир, - на Пятом и горизонта в сущности
нет. Стоишь, как на камешке, а этот, - он кивнул на Юпитер, - стена-стеной,
руку протянуть боязно. Так что ничего, Заостровцев, бывает, если в первый
раз. Около Юпитера всегда эти... кошки по сердцу скребут. Нормально.
- Да нет, Радий Петрович, - стесненно сказал Володя, - я не то что
боюсь, а... сам не знаю... Конечно, без контейнеров нельзя.
Командир взглянул на часы.
- Теоретически буксир должен вернуться через пятьдесят минут, - сказал
он. - Но плюс-минус полчаса всегда возможно: плотность его атмосферы, - он
снова кивнул на Юпитер,- вещь уж очень непостоянная. Наши контейнеры там
мотает, как деревья в бурю.
Новиков представил себе, как, огибая планету, сквозь толщу бушующих,
насыщенных энергией газов мчится буксир- космический беспилотный корабль с
длинным хвостом вакуумных контейнеров. Поезд догоняет Красное Пятно и,
войдя в его плотную среду, уравнивает с ним скорость. Распахиваются
приемные горловины, и вещество Красного Пятна со свистом всасывается в
контейнеры. Хищника загоняют в клетку. Пятно, впрочем, не заметит ничтожной
убыли...
Буксир приведет поезд, автопогрузчик поставит контейнеры на место -
несколькими рядами они опояшут тело танкера, - и тогда можно стартовать.
Можно прощально помахать ему рук



Назад