1d9c84a9     

Лукьянов Алексей - Палка



Алексей Лукьянов
Палка
Рассказ
1
Разные истории случаются. Вот, скажем, когда я в дурке лежал, на
Серышева... (Ну это там, куда в девяностом году танк врезался и весь первый
этаж в крошку раздавил) да, вот тогда истории были - любо-дорого! Что же там
было-то?..
Как известно, Серышева, 1,- это общевойсковой госпиталь в Хибаровске,
краевого масштаба учреждение, не какая-нибудь замурзанная санчасть. Именно
сюда, в психиатрическое отделение, я и залетел в конце марта девяносто пятого
года, едва-едва прослужив два месяца. А служил я не где попало, а в
космических войсках.
Вы только не подумайте, что космические войска - это что-то из области
научной фантастики. Совершенно реальный род войск, хотя и полусекретного
назначения (чего стоит хотя бы тот факт, что раз в три месяца каждая рота
несла по земным стандартам двухнедельную вахту на орбите Земли).
Безусловно, сразу после присяги вас никто не то что на орбиту, но даже к
чистке ватерклозета не подпустил бы. Только после полугодовой учебы. Спросите,
зачем на орбиту? Ну уж явно не за тем, чтобы спутники-шпионы сбивать. Это вы
хрен угадали, Пелевина меньше читать надо. Да и вообще щенок он, этот ваш
Пелевин, энтомолог-солипсист хренов. Скажем так - во время орбитальной вахты
выполняются простейшие функции: непродолжительные пилотируемые полеты в
глубины космоса с попыткой атаковать или уйти от атаки условного противника
(глубины космоса, разумеется, не дальше Луны); выполнение заданий по военной
картографии; военная же метеослужба... Да мало ли еще всякой белиберды!
Вообще-то вахта - это кузница кадров. Именно из космических войск выходят
потом Береговые, Леоновы, Гагарины и Джанибековы. Это, конечно, после двух лет
службы, и отбор очень строгий - редко когда двух человек из батальона
отбирали. Теперь, надеюсь, вам понятно, почему наши космонавты так долго могут
находиться на орбите.
Но суть, разумеется, не в этом. Суть даже не в том, что у нас в части
никакой дедовщины не было, и это потому, что у нас служили очень
интеллигентные солдаты, сплошь выходцы с гуманитарных и естественно-научных
факультетов. Были, конечно, и математики, и физики, но гуманитариев и
естественников было больше, один только я затесался меж ними как не пришей
кобыле хвост, будущий животновод из сельскохозяйственной академии. Вообще-то я
из ненцев, оленевод во втором колене, Янгиргин моя фамилия. Как уж меня в эти
войска попасть угораздило - ума не приложу. Нас ведь всех подряд чукчами
зовут, мы для белых людей тупорезы тупорылые. Но все же приняли по какой-то
причине.
Словом, прослужил я два месяца. Курс молодого бойца за спиной, пошли
наряды, то да сё... А после присяги еще и увольнительные начались. В нашем
взводе у меня - самая первая. Только где ее, эту увольнительную, провести?
Наша часть находилась в двадцати километрах от Хибаровска, в офицерском
городке Князе-Вяземское-7. И в городке этом увольнительная, прямо скажем,
фиговая. Девчонки все - офицерские дочки, к таким не подступись, всех
развлечений - вечерний сеанс в Доме офицеров, а до него чем прикажете
заниматься?! А отдохнуть-то хочется, тем паче, что весна в этом году на
Дальнем Востоке была ранняя, в шинели париться не придется, парадкой
посверкать перед девчонками можно! И махнул я в Хибаровск.
Иду, значит, наяриваю по центральной улице, девчонки оглядываются,
штатские пацаны рты разевают, и стоит заметить, что есть отчего: черные
лаковые ботинки, голубые брюки и гимнастерка, нежно-салатовая рубаха, на




Назад