1d9c84a9 керамические блоки нижний новгород |     

Лукьяненко Сергей - Танцы На Снегу



sf Сергей Лукьяненко http://www.lukyanenko.ru Танцы на снегу События в книге предворяют события Генома.
Это – «Танцы на снегу».
«Звездные войны» от Сергея Лукьяненко? Да.
Фантастика приключенческая и увлекательная? Да.
Фантастика умная и эмоциональная? Да.
Это – могущественная галактическая «империя зла», захватывающая планету за планетой, и таинственный орден «звездных рыцарей» -фагов, из последних сил могуществу зла противостоящих...
Это – история отважного мальчишки, не имевшего будущего на заштатной родной планете – и отправившегося на встречу с судьбой в космическое никуда...
Это – «Танцы на снегу».
Тиккерей, Звездные войны, джедай, нейрошунт ru ru Lormus sauron@nm.ru Any2FB2 by GribUser 2004-05-24 lormus01 – lukyanenko A097B98FF 1.1 v 1.1 – дополнительное форматирование OCR Альдебаран
Танцы на снегу АСТ Москва 2001 5-17-007792-0 Сергей Лукьяненко
Танцы на снегу
Пролог
В тот день мои родители воспользовались своим конституционным правом на смерть.
Я ничего не подозревал. Понимаю, что в это трудно поверить, но до самого конца у меня и мысли не было, что родители сдались. Отца уволили с работы больше года назад, его пособие кончилось, но мама продолжала работать на Третьих Государственных копях.

Я не знал, что Третьи Государственные давным-давно на грани банкротства и зарплата погашается рисом – который я ненавидел, и оплатой квартирных счетов – о которых я вообще никогда не вспоминал. Но так жили многие, и в школе трудно было найти ребят, у которых и мать, и отец имели работу.
Я пришел из школы. Бросил планшетку на кровать, а потом тихонько заглянул в гостиную, откуда звучала музыка.
Первое, что я подумал, – отец нашел наконец работу. Мама и папа сидели за столом, застеленным белой скатертью, посредине стола горели свечи в старинном хрустальном подсвечнике, который доставали только на дни рождения и Рождество.

На тарелках были остатки еды – настоящей картошки, настоящего мяса, и я уж никогда не поверю, что папа не съел бы двух полных тарелок, перед тем как не доесть третью. Стояла полупустая бутылка водки, причем настоящей, и почти пустая бутылка вина.
– Тикки! – сказал отец. – Быстренько за стол!
Меня зовут Тиккирей. Это очень звучное имя, но чертовски длинное и неудобное. Мама иногда зовет меня Тик, а отец – Тикки, хотя, по-моему, проще им было тринадцать лет назад выбрать другое имя.

Хотя с другим именем – это уже был бы другой мальчишка.
Я сел, ничего не спрашивая. Отец очень не любит расспросов, ему нравится рассказывать новости самому, даже если надо всего лишь сообщить, что мне купили новую рубашку. Мама молча положила мне гору мяса с картошкой и поставила рядом с тарелкой бутылку моего любимого кетчупа.

Так я и слопал всю тарелку, в полнейшее свое удовольствие, прежде чем папа развеял мое заблуждение.
Никакой работы он не нашел.
Для людей без нейрошунта сейчас вообще работы нет.
Надо ставить шунт, но у взрослых это очень опасная и дорогая операция. А маме не платят денег, и, значит, им нечем даже оплачивать жизнеобеспечение, а я ведь прекрасно понимаю, что на нашей планете можно жить только под куполами.
Так что нас должны были выселить из квартиры и отправить во внешнее поселение, где обычные люди могут прожить год или два – если очень повезет.
Поэтому они с мамой воспользовались своим конституционным правом…
Я сидел словно каменный. Ничего не мог сказать. Смотрел на родителей, ковырял вилкой остатки картошки, которые только что перемешал с кетчупом, превратив в бурую кашицу. Ну люблю я все заливать кетчупом, хоть меня за э



Назад